понедельник, 4 октября 2010 г.

О русских в Великобритании

 Весной 1944 года, в преддверии открытия второго фронта в Европе, гитлеровское командование перебросило практически все восточные части в Италию, на Балканы, Францию и Норвегию.
В феврале 1944 года английская военная разведка, в своем секретном отчете о «Занятости уроженце России во Франции», разделило русских на три основные категории.
1. Восточные легионы. Полки калмыков, грузин, азербайджанцев и других антисоветски настроенных меньшинств, под командованием немецких офицеров. В эту группу входили также казаки, дислоцированные на Балканах.
2. Бывшие русские военнопленные а ныне солдаты РОА, под командованием генерала Власова.
3. Батальоны организации ТОДТа, занятые на военном строительстве, но официально находившиеся под эгидой легионов и власовских частей.
В отчете указывалось, что с 1943 года на территории Франции сконцентрировано более 200 000 «русских», подходящих под вышеуказанные категории. Советский Наркомат Иностранных дел опроверг эту информацию в официальном письме, заявив, что «число таких лиц незначительно». По оценке англичан, число таких лиц  достигало 470 000 человек.
Спустя уже два дня после начала операции по высадке десанта на Французском побережье, английские войска стали брать в плен первых «русских». Н.Д. Толстой-Милославский пишет: «28 июня корреспондент «Таймс» опубликовал репортаж об одной душераздирающей истории:
Сегодня в госпитале в Байе я услышал ужасный рассказ о том, как немцы обращаются с русскими на Нормандских островах, куда их вывезли для работы на укреплениях. Через шесть месяцев из группы в 2 тысячи человек осталась всего тысяча, из них только 500 могли держаться на ногах. Вместо одежды и обуви им выдали мешки; охранники нещадно избивали их резиновыми дубинками. В конце концов 500 умирающих повезли через Шербур на континент, но союзная авиация разбомбила паровоз поезда, в котором они ехали. Пятерым удалось выползти в поле. Там их нашли французы и передали этих несчастных, умиравших от голода, на попечение монахинь. Долгие месяцы в плену эти русские получали по 20 граммов хлеба в день. У одного в трех местах сломана челюсть, его тело сплошь покрыто шрамами. Слезы текли по их лицам при известии об освобождении Шербура» (Подробнее о положении военнопленных на Нормандских островах. Примечание Р.Ф.). В числе многочисленных военнопленных, захваченных английскими войсками , часто встречались уроженцы Средней Азии и даже Тибета, не имеющих никакого понятия о политике, не говорящих ни на одном иностранном языке.
«Русские», взятые в плен в Нормандии, вскоре после начала операции стали прибывать в Англию. Размещались они в лагерях, где ранее квартировали войска, занятые в операции «Оверлорд».  Уже в июле 1944 их насчитывалось 1200 человек. В результате предварительных допросов выяснялось, что многие из военнопленных были захвачены немцами в ходе боевых действий 1942 года и направлены в трудовые батальоны. (Примечание. Как известно, большинство военнопленных и рабочих организации ТОДТа на Нормандских островах, были пленены в то же самое время на Украине. Анализируя списки погибших в лагерях на островах, можно отметить, что большая часть из них – украинцы).
17 июля 1944 года военное министерство сообщило о самоубийстве двух русских пленных: Агафонова и Мельникова. Вероятно таких случаев было не мало. Военнопленные, находясь как правило в глубокой депрессии, кончали жизнь самоубийством, боясь возвращения в СССР, где их ждали лагеря и расстрелы. По данным министерства Агафонов утопился, а Мельников умер от нанесенных себе ран. Оба они похоронены на английской земле как немецкие солдаты.
Н.Д. Толстой-Милославский пишет: «Русские военнопленные впервые попали в руки английской армии задолго до высадки в Нормандии. В 1942–43, продвигаясь с боями к Тунису с разных концов Северной Африки, англичане захватили немалое число этих вездесущих русских, большинство которых, как и в Нормандии, было вывезено на принудительные работы. Все эти люди обычно проводили неделю в транзитном лагере в Александрии, затем их отправляли по железной дороге и на машинах в Хайфу, Багдад, Тегеран и далее до советской границы.
После вторжения в Италию число русских в транзитных лагерях в Египте существенно увеличилось. Однако здесь ситуация отличалась от той, что сложилась в Нормандии. 9 июля 1944 года лорд Мойн, министр-резидент в Каире, сообщал: «У нас в плену нет русских, служивших в немецких формированиях, как это имеет место во Франции. Те же, кто служил там раньше, все дезертировали». Среди находившихся в Египте русских было много беглецов из немецкого плена и дезертиров из немецких соединений в Греции».
Месяц от месяца число русских пленных на острове росло. Дебаты в Парламенте на тему «что с ними делать?» продолжались. Отстаивались различные точки зрения, в основном сводившиеся только к двум возможным вариантам. Оставить всех в Англии или депортировать, опять же всех без исключения, в СССР. К лету 1944 года решение было принято. Все захваченные в плен граждане Советского Союза должны были быть отправлены на родину. Причем ни английское правительство, ни правительство Германии, не стали сильно заботится о том, какая судьба ждет пленных в Союзе.

1 комментарий: